А мы с тобою толком так и не простились -
Кто ж знал, что коршуном уже висит беда?
Мы как обычно, очень сильно торопились,
А оказалось, что расстались навсегда.

И ты попал служить охранником на зону,
Писал мне письма, я – свои тебе в ответ.
А поздно вечером - звонок по телефону,
И тихий голос: "Паши больше нет".

Терзали сердце звуки траурного марша,
И перепонки автоматный залп рванул...
Да как же так, скажи, зачем всё это, Паша -
И медь оркестра, и почётный караул?

Как всё нелепо это - кладбище, поминки...
Ведь не под пулями ты был, не на войне,
Не там, откуда ждут запаянные "цинки",
Не в Кабарде, не в Дагестане, не в Чечне.

Они сказали: мол, такой он невезучий,
Что все там будем, в чреве матушки-земли.
И что во всём, мол, виноват несчастный случай
И сокрушённо так руками развели.

Нам не найти - да что искать теперь - виновных,
Вы оправдались перед Богом и собой,
Но кровь на ваших "незапятнанных" погонах
Легла ещё одной незримой полосой.

Ты самым добрым был из нас и самым смелым.
Чуть подожди, придёт и наш черёд.
Все в этой жизни мы у Смерти под прицелом.
В кого из нас Она быстрее попадёт?

1992 г.