Затерялись внизу маяки полосы, и
Пелену облаков разорвал самолёт.
Высота – семь пятьсот, подо мною – Россия,
И над телом её я встречаю восход.

А внизу под крылом – вечность и постоянство,
Угольки городов и степей пустота,
Непролазная грязь, безнадёжное пьянство,
И нищета, нищета, нищета.

Не осталось уже ни святого, ни злого,
Раз исчезла черта между Злом и Добром.
Всем давно наплевать здесь на дело и слово,
И гори эта жизнь ярко-синим огнём.

Если нищих калек гонят прочь от порога,
Если горло порвут за последний пятак,
Если всё продают, даже господа Бога,
Значит, что-то не так, значит, что-то не так.

Значит, порвана нить и утеряна мера –
Жизнь гораздо сложней самых лучших идей,
Зло удобней добра, страх сильнее, чем вера,
Сын дороже Христа, дом нужнее церквей.

Что оставим мы здесь – огрубевшие шрамы
Неродящей земли да гнилые моря,
Пыль и грязь городов, разорённые храмы
И лагеря, лагеря, лагеря.

Я бегу от тоски, от сплошной безнадёги,
Я бегу безогляд, невпопад, наугад.
Но куда занесёт свежий ветер дороги,
И вернусь ли назад, и вернусь ли назад?

Самолёт - К. Сазонов
00:00 / 00:00