Посвящается заключенным сталинских лагерей.
Написано после посещения заброшенного лагпункта стройки 501

(железная дорога Салехард - Игарка)


Здорово, Серёга, товарищ мой,
Привет тебе с дальних мест!
Узнал? Это - я и пока что живой.
Как видишь, хранит меня крест.

Теперь я - ЗэКа, а ведь я воевал,
Контужен был под Москвой,
В плену был, бежал, потом - трибунал,
Овчарки, этап, конвой.

И, кстати, здесь много таких же, как я,
Блатных и в помине нет,
У всех - 58-я статья
И минимум - 10 лет.

И здесь не Дахау, не Равенсбрюк,
Немного не те места.
У нас под ногами - полярный круг
И вечная мерзлота.

Мы в тундре, в болотах дорогу бьём
Наверное, прямо в ад.
На 25 метров троих кладём -
Примерно такой "расклад".

Но я ещё жив в этом диком аду
Назло чертям и смертям,
Я вместе со всеми дорогу веду
По мху, по людским костям.

Здесь дохнут от голода, мрут от цинги
И от недостатка сил,
Ведь мы же - ЗэКа, мы народа враги,
Нам не копают могил.

Шаг влево, шаг вправо - свинец в упор,
Без крика, без лишних фраз.
Конвой на расправу жесток и скор -
Приказ он и есть приказ.

Прошу тебя, чтоб не случилось чего,
Моё письмо получив,
Ты матери не говори про него,
Скажи только, что я жив.

Скажи, что недавно, буквально на днях
Пришёл, мол, товарищ мой...
Скажи: всё нормально идёт у меня,
Что скоро вернусь домой.

И пусть меня ждут, обязательно ждут,
Ни в чём я не виноват.
Дела пересмотрят, ошибку найдут,
И нас отпустят назад.

Хотя - ерунда, и надежды нет,
Скорее сожрёт мошка!
Ведь мне до свободы - 15 лет,
До смерти же - два вершка.

На этом прощай, закругляюсь с письмом,
Как хочется есть и спать!
А утром опять за лопату и лом
И день напролёт пахать.

Но всё же ты знай, мы дорогу добьём,
И здесь пойдут поезда!
И может быть людям далеким огнём
Сверкнёт вдруг моя звезда.