Ты знаешь, с детства ненавижу цирк.
Ты скажешь: это так парадоксально!
Прости, ты ошибаешься, старик,
Я, например, считаю, что нормально.

Я не люблю насквозь фальшивый мир,
Где чудо перепутали с обманом,
Где якобы не видно, что факир
Рукою что-то ищет по карманам.

А клоун так смешон и бестолков -
Вот он упал, запутавшись в портьере...
Все ищут на манеже дураков,
А настоящие-то - вот они, в партере.

Как ржут они над клоунской бедой,
Роняют на пол сумочки и папки,-
Им нужно оправдать любой ценой
За смех уплаченные бешеные бабки.

А зрители напыщенных вип-лож,
Забыв о склоках, о делах, о злобе,
Как будто бы не ощущают ложь
В трагичном ритме барабанной дроби.

Но звук фальшив у барабанных кож.
К чему вам страхи, нервы и восторги?
Ведь акробатов связка крепких лонж
Избавит от холодных коек в морге.

Вот страшный вздох пронзает темный зал,
Ужасный миг - паденье акробата!
Но жив он, цел и даже не упал,
Он снова зашагал к концу каната.

И туш сменяет дробь, веселье - страх,
Вокруг счастливые и радостные лица,
И малышня у взрослых на руках
Так искренне поёт и веселится.

И вы довольны, что прошёл обман -
Ребёнок ведь не ощущает фальши.
Он верит в чудо и он верит вам,
Он полюбил торжественные марши!

А на арене - дрессированные львы,
Красивы, грациозны и упруги.
Цари зверей, давайте, что же вы?
Но львы послушно бегают по кругу.

И дрессировщик, щёлкая кнутом,
На вид спокойный, ходит по вольеру.
Заметьте, руку держит он при том
На всякий случай ближе к револьверу.

Да бросьте вы, ведь львам уже давно
Клыки спилили, когти обломали.
Но зрителям плевать, им всё равно,
Им главное, чтоб львы слегка рычали.

Окончен цирк, пустеет быстро зал,
И зрители в экстазе от премьеры.
Прожекторам ослабили накал
И всех животных заперли в вольеры.

Для них окончен день весёлых игр.
Родная Африка опять жирафу снится.
И в клетке плачет уссурийский тигр
По егерем расстрелянной тигрице.